Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

Начало войны - стратегические просчеты

Продолжая предыдущие материалы (Репрессии в органах разведки и контрразведки.) стоит осветить хотя бы фрагментарно, деятельность разведки и контрразведки перед самой войной. Неужели и правда Сталин просто не верил вопреки всем предупреждениям в близкое  начало войны? Попробую обосновать ошибочност этого утверждения. Сталин не просто верил - он знал, что война близко. И, как это не покажется противоречивым, именно поэтому профукал 22 июня.  Итак:    
        Понятно, что сообщения об усилении германской военной группировки в Восточной Пруссии, Генерал-губернаторстве (оккупированной Польше), Словакии, Румынии и Финляндии объективно составляли основной поток информации. С начала июля 1940 года, когда вермахт, после разгрома Франции, активизировал переброску боевых частей к границам Советского Союза, информации стало особенно много.
       9 июля 1940 г., задолго до утверждения Гитлером известной директивы N 21 ("Барбаросса"), начальник 5-го отдела ГУГБ П.М. Фитин направил в Разведупр РККА письмо с просьбой  дать оценку материалам о подготовке Германии к войне против СССР.
       В ответном письме  от 7 августа 1940 г. подчеркивалось: "Сведения о перебросках германских войск в восточном направлении представляют интерес и являются ценными. В основном они подтверждают имеющиеся у нас данные, а в некоторых случаях почти дублируют их. В дальнейшем желательно получить освещение следующих вопросов...".
      В тот же день в соответствии с высказанной просьбой заместитель разведупра ГУГБ дал указание: "Вопросник срочно направить наркомам в Киев, Минск, начальнику УНКВД по Ленинградской области, а также начальникам ГУПВ, ГТУ (Главного транспортного управления НКВД) с просьбой ориентировать закордонную агентуру на добывание новых сведений о военных приготовлениях немцев на территории генерал-губернаторства...".
   Как видно уже из этой переписки, в госбезопасности и разведуправлении сомнений в подготовке Гитлером нападения на СССР не было. Интересовали подробности. Не боялись оба ведомства и реакции  Сталина на такую позицию.
   Подобный обмен разведданными между ГУГБ НКВД и РазведУправлением РККА продолжался и далее. ОНо ряд сообщений  НКВД-НКГБ направлялся только И.В. Сталину и В.М. Молотову, минуя и Разведупр,  и Генштаб РККА. Так что у армейцев информации было заведомо меньше. Мало того, начальник Разведупра НКО  Ф.И. Голиков стремился докладывать  напрямую Сталину, а последний оценивал ее, опираясь при этом на мнение Л.П. Берии. Об этом с обидой писал  и Жуков, ведь в результате Генштаб оставался получателем только дозированной информации.   Информация, которая вызывала у Сталина полное доверие, считалась "проверенной" и представлялась Жукову, как начальнику ГШ РККА. (Об этом же писал в своих воспоминаниях и бывший в то время начальником Информационного отдела Разведупра РККА В.А. Новобранец). Так что искаженная информация у Генштаба вовсе не выдумки и оправдания того же Жукова, а результат тоталитарного характера власти в СССР, зачастую искажающей самые казалось бы разумные действия прихоти и субъективной интерпретации Вождя.

   11 марта 1941 г. НКГБ СССР сообщал в ЦК ВКП(б) и СНК, то есть И.В.Сталину, о том, что 6 марта английский посол в СССР Криппс провел своеобразную пресс-конференцию.
   Предупредив присутствовавших на ней корреспондентов английских и американских газет о том, что "его информация носит конфиденциальный характер и не подлежит использованию для печати", Криппс заявил: "советско-германская война неизбежна. Многие надежные дипломатические источники из Берлина сообщают, что Германия планирует нападение на Советский Союз в этом году, вероятно, летом... Другая причина, по которой советско-германская война должна начаться в этом году, заключается в том, что Красная Армия все время крепнет, тогда как мощь германской армии, если война с Англией затянется, будет ослаблена. Поэтому Гитлеру выгоднее попытаться сломить Красную Армию до того, как будет закончена ее реорганизация".
   Отвечая на вопросы, Криппс заявил, что германский генеральный штаб убежден, что Германия в состоянии захватить Украину и Кавказ вплоть до Баку, за 2 -- 3 недели.
   Совершенно очевидно, что подобные высказывания дипломата были санкционированы Форин-офисом, как еще одно предупреждение Сталину.
   В статье "Барбаросса", авторитетной во всем мире "Энциклопедии шпионажа" ее авторы Норман Полмар и Томас Б. Ален пишут:
   "у американского и британского руководства имелась полная информация о планировавшемся нападении Германии на Советский Союз... К середине 1940 г. британская разведка стала получать многочисленные подтверждения подготовки Германии к войне с Советским Союзом.... В официальном справочнике "Британская разведка во второй мировой войне" (British Intelligence in the Second World War, 1979) Ф. Гарри Хинсли и его соавторы отмечают, что .... 3 апреля премьер-министр Великобритании У. Черчилль послал первое и единственное свое предупреждение советскому лидеру". (Энциклопедии шпионажа. М., 1999, сс. 79 - 80. Также см. Ричелсон Дж. Т. История шпионажа ХХ века. М., 2000, с. 149 -- 150).
   Однако эта попытка вызвала у Сталина реакцию скорее обратную ожидавшейся в Великобритании, лишь усилив его подозрительность в отношении подлинных намерений Великобритании и США. И упрекать в этом Сталина трудно. Антисоветизм Черчилля известен. Англия планомерно натрасливала Германию на СССР и до его премьерства. Даже с началом войны Аглии с Германией ничего не изменилось. Недаром перелет немца №2 Гесса до сих пор засекречен англичанами. Однако есть ряд железных фактов. Англия всячески противилась открытию второго фронта, о чем неоднократно говорил Черчилль. Документально зафиксированы его слова в Кабмине осенью 43-го, что следует максимально обескровить СССР и сохранить Германию, потому что после войны им вместе предстоит бороться с СССР. Отношение Черчилля не было секретом для Сталина и ничего удивительного. что он так воспринимал сигналы оттуда. Мало того, наиболее вероятно, что именно на такую реакцию и рассчитывали англичане.
   Слухи о предстоящем нападении Германии на СССР, появившиеся еще в феврале 1941 г. среди дипломатического корпуса в Москве были настолько распространены, что военно-морской атташе Германии Баумбах был даже вынужден направить 24 апреля 1941 г. своему руководству следующую шифртеграмму:
   "1. Циркулирующие здесь слухи говорят о якобы существующей опасности германо-советской войны, чему способствуют сообщения проежающих через Германию.
   2. По сведениям советника итальянского посольства, британский посол называет 22 июня как дату начала войны.
   3. Другие называют 20 мая.
   4. Я пытаюсь противодействовать слухам, явно нелепым".
   До сих пор многие задаются вопросом: почему же Сталин не принял  мер для организации обороны?
   Одна из причин  феномене, получившем  название "эффекта Эдипа". Суть в том, что, стремясь избежать нежелательных последствий, человек неосознанно лишь ускоряет их неизбежное приближение.
   Конкретно в анализируемой ситуации, он связан с тем, что на протяжении длительного периода времени - более 7 месяцев, еще до официального утверждения Гитлером директивы N 21 "Барбаросса", в разведывательных донесениях в Москву фигурировали разные даты начала военных действий.
   Если в сообщениях 1940 г. указывалось начало следующего года, то в последующих - его весна, затем - март-апрель. Наконец, в сообщениях появляются - май, конкретно - 15 мая. Как известно, накануне последней даты - 5 мая в Кремле состоялось известное выступление И.В.Сталина перед выпускниками военных Академий столицы. В котором была подчеркнута вероятность близкой войны.
Подобные, объективно обусловленные, многочисленные переносы даты дня "Д", чисто психологически, не могли не породить у Сталина иллюзии безопасности, уверенности в том, что ожидаемый нежелательный вариант развития событий "не наступит и на этот раз". Особенно если самому не пытаться их ускорить, не спровоцировать развитие нежелательных событий собственными активными действиями. Отсюда - и известное "Заявление ТАСС" от 14 июня 1941 г. о советско-германских отношениях.

   Понятно, что Сталин стремился таким образом отсрочить военный конфликт, надеясь, что планы Гитлера могут измениться под воздействием каких-либо привходящих внешних обстоятельств, например, начала британского наступления. И немедленного вооруженного конфликта удастся вновь избежать. Теперь известно,  что дата нападения на СССР в начале мая была изменена ввиду начала агрессии против Югославии, которая ранее не входила в планы Гитлера.

      Итак,  5 мая Сталин публично говорил о возможности скорой войны. Очевидно, что близкая война была ему не нужна. Армия еще не была укомплектована, оснащена и обучена. Новая техника только начала поступать в войска. Для полноценной готовности нужен был еще год, лучше два. Так что подсознательно Сталин желал отсрочки. И тут мы находим объяснение, почему же 5 мая Сталин говорит о близкой войне, а к концу июня расслабляется. Дело в следующем.
         Сталин неоднократно требует у разведки сообщений о подготовке гитлеровской армии к ведению военных действий зимой. И регулярно получает отовсюду ответ, что немцы к зимней компании не готовятся вообще. Зная уверенность Гитлера в возможность проведения молниеносных военных компаний (уверенность вполне подтвержденную коленопреклоненной Европой) Сталин допускал мысль о том, что Гитлер в войне с СССР так же рассчитывает на короткую победоносную войну. Но!!!
Но с началом лета Сталин осознал, что до наступления холодов (а на значительной части предполагаемого ТВД это начало ноября) остается сначала пять месяцев (а до перехода на зимнюю форму и вовсе 4), а потом и того меньше. Поверить в то, что Гитлер планирует закончить компанию за это время не мог не только Сталин, но и никто из военных. Завышенная самооценка вообще характерна для людей. В данном же случае, как показала история, Сталин абсолютно справедливо считал подобное невозможным. В отличие от бесноватого. Оценка Гитлера была настолько ошибочна, что он и правда верил в блицкриг менее 4 месяцев.
     Именно это сочетание факторов вполне объективных и верных, наложенное на субъективные подсознательные мотивы и шизоидность Вождя противника привела к трагической ошибке 22 июня и её катастрофическим последствиям.
   
         
   Среди многочисленных сообщений о германских военных приготовлениях у советских границ за период с 15 по 21 июня 1941 г., наибольший интерес представляет "Календарь сообщений агентов берлинской резидентуры "Корсиканца" и "Старшины" с 6 сентября 1940 по 16 июня 1941 года".
     16 июня, ознакомившись с очередными разведывательными донесениями из Берлина, Сталин вызвал к себе наркома госбезопасности В.Н.Меркулова и начальника внешней разведки НКГБ П.М.Фитина.
   Генсека интересовали подробности об источниках берлинской резидентуры НКГБ "Старшине" и "Корсиканце". Отвечая на вопросы, Фитин объяснил, почему разведка им доверяет. Завершая беседу, Сталин заметил: "Идите, все уточните, еще раз перепроверьте эти сведения и доложите мне".
   Выполняя указание Сталина, "немецкое" отделение разведки и подготовило к 19 июня указанный "Календарь ...", включая в него сообщения этих агентов с 6 сентября 1940 г. по 16 июня 1941г.
   Под псевдонимом "Старшина" советской разведке был известен обер-лейтенант люфтваффе Харро Шульце-Бойзен (1909 - 1942).
   А "Корсиканцем" был Арвид Харнак (1901 - 1942), референт министерства экономики Германии, с 1935 г. поддерживавший связь с советской разведкой. Оба они были арестованы в сентябре 1942 г. и в декабре того же года казнены.
   В октябре 1969 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР боевыми орденами была награждена "группа немецких граждан за активное участие в борьбе против фашизма, помощь Советскому Союзу в период Великой Отечественной войны и проявленные при этом мужество, инициативу и стойкость". Из 32 человек 29 были награждены посмертно. А.Харнак и Х.Шульце-Бойзен были награждены орденами Боевого Красного знамени.
   В этом документе, подготовленном заместителем начальника "немецкого" отделения Зоей Ивановной Рыбкиной, ставшей позднее известной писательницей Зоей Воскресенской, были сконцентрированы все основные донесения, предупреждавшие о подготовке к войне. Следует также особо подчеркнуть, что информация "Старшины" и "Корсиканца" подтверждалась также и многочисленными сообщениями иных источников НКГБ, как разведывательными, так и контрразведывательными, а также данными разведотделов пограничных войск НКВД СССР.
  

   Кстати, и само отсутствие аналитической службы в разведке - не столько беда, сколько вина самого Сталина. Впрочем, как и Берии, Меркулова и Голикова.
   20 июня "Календарь..." был передан П.М.Фитиным наркому госбезопасности для повторного доклада Сталину. Однако, опасаясь отрицательной реакции генсека, Меркулов отказался его подписать и направить в Кремль.   22 июня "Календарь" был возвращен Фитиным начальнику немецкого отдела разведки П.М.Журавлеву с резолюцией: "Журавлеву. Имейте у себя. П.Ф. 22.VI".
   До июня 1991 года об этом документе  не было известно. Однако он, по-видимому, спас жизни многим разведчикам, доказавшим как свой высокий профессионализм и свою "невиновность" в стратегическом просчете, допущенном высшим политическим руководством страны.
   В 2008 г.  опубликован "Перечень донесений военной разведки о подготовке Германии к войне против СССР (январь -- июнь 1941 г.). (См.: Военная разведка информирует: Документы Разведывательного управления Генштаба РККА январь 1939 - июнь 1941 г. М., 2008, сс. 701 - 712).
   По сути дела, его назначение аналогично "Календарю сообщений "Корсиканца"...", однако составлен он был после 22 июня...
   А вот  ориентировки военной контрразведки - Особого отдела ГУГБ НКВД, а с марта 1941 г. - 3 Управления НКО СССР, - об устремлениях и деятельности иностранных разведок против вооруженных сил СССР.
   30 ноября 1940 г., "некоторые моменты работы германской разведки", установленные в процессе агентурной работы и следствия: "...Наиболее заслуживающими внимания и характерными являются: установка на разложение воинских частей Красной Армии, попытки склонить военнослужащих к измене Родины и использование самого различного элемента из числа жителей западных областей Украины и Белоруссии...".
   Это обстоятельство целесообразно особо подчеркнуть потому, что как показывал Международному военному трибуналу для главных нацистских преступников бывший начальник отдела "Абвер-1" Г.Пиккенброк, "уже с августа-сентября 1940 г. со стороны Отдела иностранных армий Генштаба значительно увеличились разведзадания абверу по СССР ... О более точных сроках нападения Германии на Советский Союз мне стало известно в январе 1941 г.".
   В ориентировке 3 Управления НКО СССР  от 25 мая 1941 г. приводятся конкретные задания, получаемые агентурой противника и, в частности, отмечается, "основным контингентом агентуры, используемой германскими разведывательными органами, забрасываемой к нам через западную границу являются поляки - 52,4%... Второе место по численности среди агентуры занимают украинские националисты, которые составляют около 30 % ... Около 20 % агентуры составляют белорусы, литовцы, латыши, эстонцы, русские белоэмигранты и незначительное количество евреев. Среди агентуры - до 10 % женщин молодых, с красивой внешностью... Больше половины всей агентуры, засылаемой на нашу территорию, имеет возраст до 25 лет, 3/4 всех агентов имеют возраст до 30 лет.".
   В разведсводке НКГБ СССР N 1510 от 20 июня, направленной начальнику РУ РККА, отмечалось "...Германская разведка направляет свою агентуру в СССР на короткие сроки - 3-4 дня. Агенты, следующие в СССР на более длительные сроки - 10-15 суток, инструктируются о том, что в случае перехода германскими войсками границ до их возвращения в Германию, они должны явиться в любую германскую часть, находящуюся на советской территории".
   Приведем также данные о лицах, арестованных и высланных органами НКВД в связи с угрозой агрессии в июне 1941 г.: в Молдавии были арестованы 4550 и выселено 13 980 человек (далее указываются категории арестованных и выселявшихся), в Литве - 5664 и 10187 человек, в Латвии - 5625 и 9546 человек, в Эстонии - 3178 и 5978 человекИначе говоря, выселены были подальше от западной границы вовсе не миллионы человек, как любят писать ныне незалежные псевдоисторики.
  Основанием для проведения этой акции послужили следующие события. В начале апреля 1941 г. НКГБ Латвии были арестованы 73 агента германской разведки, входившие в антисоветскую организацию "Тевияс Саргс" ("Страж отечества"). Названная организация в частности, имела задачи:
   "...1) объединения всех националистически настроенных латышей и подготовку вооруженного восстания с целью свержения Советской власти и восстановления "независимой национальной Латвии";
   2) практически приступила к объединению под своим руководством ряда других подпольных ячеек и групп в Риге, так и в других городах и местечках (Двинск, Виндава, Любава, Елгава и др.);
   3) создала несколько нелегальных контрреволюционных ячеек в частях РККА ("Латвийский национальный корпус") из числа бывших офицеров латвийской армии и развернула работу по скупке и хищению оружия...
   По показаниям арестованного Вятиньша, руководство организации "Тевияс саргс" было информировано через Шинке (немецкий резидент в Риге - О.Х.) в феврале 1941 г. о том, что через 2 месяца политическая ситуация изменится, Латвия будет оккупирована Германией и после 25 марта, когда окончится репатриация и комиссия (по репатриации немцев - О.Х.) вернется в Германию, начнутся активные военные действия германских войск, которые предпримут одновременное наступление с юга (Украина) и с севера (Финляндия)...
   Следствием установлено, что возглавляемая Шинке резидентура Абвера
   имела своими задачами:
   1) сбор сведений о дислокации частей РККА, их вооружений и политико-моральном состоянии;
   2) сбор данных об экономическом и политическом состоянии Советского Союза;
   3) контрразведывательную работу для выявления нашей агентуры, забрасываемой в Германию в связи с репатриацией немцев;
   4) создание на территории Латвии после репатриации шпионской сети, связанной с местными антисоветскими повстанческо-диверсионными формированиями...".
   27 мая 1941 г. НКГБ Литовской ССР сообщал в Москву: "В декабре 1940 г. из Германии в г. Кретинга нелегально приходил бывший капитан литовской армии Михелькявичус, который на подпольном собрании, состоявшемся 20 декабря в м. Якубово ... сделал доклад следующего содержания: "Поддержка литовским повстанцам изначально обеспечена со стороны Германии, где уже создано Литовское национальное правительсво во главе со Шкирпой (бывшим литовским послом в Берлине.) Кстати к вопросу о вере предателей в независимость на германских штыках - 5 августа 1941 г. оккупационный режим ликвидировал просуществовавшее менее полутора месяцев "независимое национальное правительство" во главе со Шкирпой. Наше объединение "Литовский союз активистов" на территории Восточной Пруссии имеет крупную военную организацию - легион, во главе с генералом Плехявичусом. Нападение на Советский Союз Германия произведет весной 1941 г. Мы, литовцы, должны поднять восстание в тылу Красной Армии и развернуть большую диверсионно-подготовительную работу по взрыву мостов, разрушению железнодорожных магистралей, нарушению коммуникаций...".
   Арестованный в начале июня в Эстонии участник подпольной организации Тийт Борис, бывший участник профашистской организации "Вабс", показал, что созданная в марте 1941 г. организация, связанная с немецкой репатриационной комиссией, ставила своими целями:
   - оказание вооруженной помощи Германии во время войны с СССР;
   - сбор разведывательных данных о частях Красной армии и передача их в Германию, для чего имела радиостанцию.
   Активная диверсионно - подрывная работа гитлеровской "пятой колонны" велась и на Украине. В период с 1 января по 15 июня 1941 г. в
   западных областях Украины были ликвидированы 38 политических и 25 уголовных банд с общим количеством 273 активных участника, арестованы 212 пособников и укрывателей бандитов, арестованы 747 участников "Организации украинских националистов" (ОУН). Во время операций по задержанию были убиты 82 и ранено 35 бандитов.
   Потери НКВД составили 13 убитых и 30 раненых оперработников.
   На 15 июня 1941 г. имелись данные о наличии в Западной Украине 77 бандгрупп и 366 участников, 51 из них с 274 участниками - оуновские. 
Эти цифры наглядно демонстрируют две вещи. Во-первых, отсутствие и правда массового чуть ли не всенародного движения против большевиков на Западных границах. А во-вторых, наличие реальных шпионов, диверсантов и саботажников, которых отлавливали и зачастую по глупости расстреливали заградотряды в 41 году () в первые полгода - около 10 тысяч расстрелянных во всех тылах всех фронтов. Правда в эти цифры включены и военные, бежавшие с фронта, паникеры и прочие).
 

   (Подробнее см.: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. 1941-1945гг. М., Т.1, Кн. 2, сс. 234,247-248.
   О деятельности украинских националистов подробнее см.: Роман Шухевич у документах радянских органiв державноi безпеки (1940 - 1950). (Сборник документов органов НКВД-МГБ УССР и СССР в 2-х томах. (Предисловие на украинском языке). Киiв, 2007).
               Подробнее на эту же тему можно прочесть у Хлобустова, который и послужил основой данной работы по адресу: http://zhurnal.lib.ru/h/hlobustow_o_m/stalin.shtml
               Использованные документы опубликованы в сборнике: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. 1941-1945гг. М., Том I, 1995.

   Любителям же своевольно переписывать историческое прошлое
 следует помнить одну очевидную истину - можно долгое время обманывать немногих, можно короткое время вводить в заблуждение многих. Но вечно обманывать всех нельзя. Это никому не удавалось, включая Сталина. А уж нынешние горе-правдописатели, вплоть до  таких умников, как Ющенко, не ему чета. Моськи они по сравнению с титаном. Пусть темным, но безусловно великим.
Tags: Великая Отечественная, Документы, НКВД, ОУН-УПА, Сталинизм
Subscribe
promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments