Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Category:

«Долой трон, алтарь и денежные мешки!»

Современная армия трудящихся весьма хорошо осведомлена о своих правах, а праздник Весны и Труда у многих россиян и по сей день ассоциируется с красными флагами, портретами «народных вождей» и лозунгом «Мир! Труд! Май!» на демонстрациях. Но многие ли помнят, что 133 года назад в Чикаго произошло жестокое столкновение рабочих с системой, открыто провозглашавшей тотальное господство собственников над теми, кто не имел собственности и был фактически исключен из гражданского общества?

Дикий капитализм и рабочие



Капитализм в США тогда был диким, как Тарзан. Если в 1860 году в промышленности США было занято 1,311 тыс. рабочих, а в 1880 — 2,732 тыс., то в 1900 году их насчитывалось свыше 5 миллионов. Значительная часть пополнялась иммигрантами из различных стран (они являлись источником дешевого труда, поскольку довольствовались более низкой заработной платой).

Помимо иммигрантов, широко использовался труд женщин и детей. В 1880 году на заводах и фабриках работало около 1 миллиона детей в возрасте 10—15 лет, в 1904 г. — почти 2 миллиона. В 1867 году рабочий день для детей был ограничен 10 часами. Но на предприятиях не было ни социального страхования, ни пособий в случае несчастных случаев на производстве, ни фабричных инспекций.

Представление о судебной практике тех лет даёт решение верховного суда Канады за 1871 год по иску родителей одиннадцатилетнего мальчика, искалеченного во время аварии на льняной фабрике: «По обычному закону слуги не имеют права жаловаться на отсутствие заграждения на оборудовании. Если они решили наняться работать у станка, сама работа на котором опасна, то эта работа является частью сделки. Слуга, если он был поврежден, совершая работу, для которой он нанялся, не может требовать от хозяина возмещения ущерба, если метод работы и станок, на котором работа исполнялась, были такими, какими и хозяин, и слуга её приняли».

Впрочем, учитывая, что первые европейские поселенцы в Северной Америке были кальвинистами, дикость эта имела своё идеологическое обоснование. Его суть в том, что если человек богат, то он угоден Богу, если нет — уж извините: делать что-то для бедных — грех. К тому же эта идея весьма тесно перекликалась с социал-дарвинизмом, вошедшим в моду в конце XIX века.

Экономический кризис и митинги рабочих восставших за свои права в 70-х годах, накалили обстановку, но и в 1893 году член верховного суда США Дэвид Дж. Брюэр откровенно выражал мнение, господствовавшее в кругах американской буржуазии: «Является неизбежным законом то, что благосостояние общества будет находиться в руках немногих… Огромное большинство людей не желает выносить длительного самопожертвования и бережливости, которые делают возможным накопление средств».



Памятник мученикам Хеймаркет

«Рабочий день 8 часов!»

Но на всякое действие есть противодействие. Рабочие хотели жить лучше и начали борьбу за свои права. Ребятами они были решительными и плевать на закон хотели. Социалистические идеи, то есть стремление устроить жизнь без капиталистов, были популярны во всём мире. А традиции самоорганизации привели к простой мысли: зачем вообще нужно государство, которое только дерет налоги и защищает богатеев?

Первая рабочая организация в Штатах была создана рабочим — портным Арией Стивенсоном. Первоначально члены Ордена рыцарей труда намеревались бороться за права рабочих исключительно мирными способами. Однако «не желавших выносить длительного самопожертвования» становилось всё больше. Всё больше рабочих на собственном опыте убеждались, что тактика давления на законодательную власть, принятая на вооружение «Орденом рыцарей труда», ставшим в то время крупнейшей рабочей организацией США, не приносит желаемых результатов. К тому же организаторы ордена играли в разные псевдомассонские игрушки. К примеру, каждый новичок должен был клясться на Библии и совершать различные обряды. Всё это привело к тому что рабочее движение вышло далеко за рамки ордена. Взять его под контроль лидеры организации не смогли.

В 1884 году съезд Федерации тред-юнионов и рабочих союзов Соединенных Штатов и Канады, находившийся под влиянием радикально-социалистических идей, принял резолюцию, гласившую: «Бесполезно добиваться 8-часового рабочего дня законодательным путем». Идея ввести 8-часовой рабочий день явочным порядком, начиная с определенной даты, носилась в воздухе. 25 апреля 1886 года в центре Чикаго состоялся митинг, созванный Центральным союз труда. Среди главных лозунгов — «С первого мая — рабочий день 8 часов!», «Долой трон, алтарь и денежные мешки!». Первого мая забастовало уже около 40 000 человек.

«Восьмичасовая песня»

Человеком, предложившим назначить всеобщую забастовку на 1 мая 1886 года, был председатель Братства плотников и столяров Джордж Эдмонстон. Почему был выбран именно этот день — не вполне ясно (традиционным днем рабочих протестов в то время считалось 4 июля — День независимости США). По мнению историка рабочего движения США Ф .Ш. Фонера, в основе выбора Эдмонстона лежала практика профсоюзов строительных рабочих: «Зимой, когда работы было мало, каждый из них обычно был занят поиском случайных заработков. Весной же они сплачивались с тем, чтобы заставить предпринимателей подписать контракты к 1 мая — традиционному дню народных празднеств, отмечавшемуся многочисленными шествиями». Не исключено также, что Эдмонстон выбрал этот день в память о массовых выступлениях рабочих Чикаго 1867 года, когда в штате Иллинойс был принят закон о 8-часовом рабочем дне (впоследствии он не исполнялся, поскольку его действие было ограничено теми предприятиями, у хозяев которых «не найдется возражений»).

Как бы то ни было, многим из бастующих удалось добиться выполнения своих требований еще до начала забастовки. А объявив о своей готовности митинговать, они вынудили хозяев пойти на новые уступки.

Итак, великий Первомай наступил. Волна забастовок и демонстраций накрыла США. По всей стране распевали «Восьмичасовую песню»:

Мы хотим этот мир переделать,

Надоел рабский труд за гроши,

Мы устали корпеть и ни часу

Не иметь для себя, для души.

Мы хотим любоваться солнцем

И вдыхать ароматы цветов.

И мы знаем: сам Бог повелел нам

Трудиться восемь часов.

По оценкам Фонера, в митингах приняли участие от 400 тысяч до полумиллиона трудящихся. Центром сопротивления стал крупнейший промышленный центр — Чикаго, где к 1 мая 1886 года уже 45 тысяч рабочих добились сокращения рабочего дня.

По свидетельству очевидцев, 1 мая 1886 года «Все железнодорожное движение через чикагский узел остановилось, все товарные склады и станции… закрылись. Замерла работа на большинстве промышленных предприятий». «По Мичиган-авеню прошла 80-тысячная процессия рабочих. Отдельные митинги и шествия организовали недавние иммигранты из Европы: чехи, поляки, немцы!». «Альберт Парсонс, анархист и основатель Международной Ассоциации Рабочих со своей женой Люси и их детьми, возглавлял марш 80 000 человек вниз по Мичиган-авеню. В другом месте города на митинг собралось еще около 10 000 человек».

За манифестантами наблюдали полицейские и члены городского ополчения, вооруженные винчестерами (некоторые из них располагались на крышах зданий вдоль улицы). Несмотря на то, что день прошел без инцидентов, власти и капиталисты готовились дать отпор.



Жертвы событий на Хеймаркет — семеро анархистов

«Месть!»

Первые столкновения произошли 3 мая у ворот завода механических жаток Маккормика. Профсоюз на этом заводе был запрещен еще пару месяцев назад, и когда рабочие объявили о забастовке, администрация решила уволить всех работников и нанять на их место штрейкбрейхеров (нем. Streikbrecher, буквально — «стачколом», ломающий стачку). В заварухе были убиты шестеро уволенных. Уже через несколько часов после случившегося на собраниях профсоюзов было решено провести ещё один митинг. Буквально через несколько часов чикагские в топографии выпустили листовку на немецком и английском языках тиражом около 2500 экземпляров, призывающую рабочих собраться 4 мая в сквере Хеймаркет.

Воззвание было исполнено в двух вариантах (на английском и немецком языках) и начиналась словами:

«Месть! Рабочие, к оружию! Сегодня после полудня они убили у завода Мак-Кормика шестерых ваших братьев, они убили бедняг за то, что те, подобно вам, имели смелость не повиноваться произволу ваших хозяев. Они убили их за то, что те осмелились потребовать сокращения часов тяжелого труда. Они убили их, чтобы показать вам, «свободные американские граждане», что вы должны быть довольны тем, что соблаговолят дать вам хозяева, иначе вас убьют», — говорилось в листовке.

Кстати, заключительная фраза с призывом уничтожить «отвратительное чудовище, которое хочет уничтожить вас» в варианте на немецком языке звучала еще сильнее — «Уничтожайте зверей в человеческом образе, называющих себя властями! Беспощадная смерть им!».

Автором листовки был Август Шпис (1855−1887) — один из руководителей чикагской группы революционных социалистов, немецкий эмигрант, редактор газеты «Chicagoer Arbeiter-Zeitung», видный профсоюзный деятель (как и А. Парсонс, входивший в состав руководства основного прогрессивного объединения профсоюзов Чикаго — Центрального рабочего союза).



Памятная табличка

Расправа

Главные события произошли на следующий день, 4 мая. Митинг был довольно немногочисленным. Шёл сильный дождь, участников набралось порядка 2 тысяч человек. Собравшиеся вели себя мирно, но в тот момент, когда все собрались было расходиться, кто-то кинул в полицейских бомбу, а те в ответ открыли беспорядочную пальбу по мирным демонстрантам. Точное число убитых и раненых осталось неизвестным, равно как и то, кто бросил бомбу. По одним данным, ранены были около 60 полицейских: один погиб сразу, еще несколько скончались от тяжёлых ранений позднее. Также было убито несколько рабочих и множество ранено. Однако эти данные официально не были зафиксированы, потому что рабочие — участники митинга скрывали свои ранения, опасаясь преследований.

Газета «Чикаго трибюн» на следующий день сообщила: «Полицейские просто обезумели от взрыва и стали опасны, как бывает опасна любая толпа, ослепленная страхом. Они стреляли, не делая различия между мирными гражданами и нигилистами-убийцами». Между тем полицейский капитан Майкл Шаак извещал, что количество раненых рабочих было «в значительной степени больше, чем со стороны полиции».

По оценке газета «Чикаго Герольд», описывавшей место «дикой резни», по крайней мере пятьдесят мертвых или раненых гражданских жителей лежало на улицах.

Власти, разумеется обвинили в провокации участников митинга, а те в свою очередь, говорили о полицейской провокации. Немедленно начались обыски и аресты «подозрительных» не только в Чикаго, но и по всей стране: громили рабочие клубы, типографии. Вскоре восемь человек, непосредственно или косвенно связанных с проведением митинга, были обвинены в убийстве: Август Шпис, Альберт Парсонс, Адольф Фишер, Джордж Энгль, Луи Линг, Майкл Шваб, Сэмюэль Филден и Оскар Нибе. Несмотря на то, что у суда не было никаких доказательств (кроме упомянутой выше листовки), многих задержанных приговорили к смертной казни через повешение. 11 ноября 1887 не стало троих лидеров анархистов: Августа Шписа, Адольфа Фишера и Георга Энгеля. 21-летний Луи Линг покончил с собой в камере, подорвав трубку с динамитом у себя во рту.

Широкую известность получило последнее слово Августа Шписа, заявившего: «Если вы считаете, что, повесив нас, вы уничтожите рабочее движение… что ж, вешайте нас! Вы погасите искру, но… вокруг вас разгорается пламя».

В похоронной процессии приняли участие 25 тысяч человек.

 

Памятная монета ГДР. 1990 года. 100-летие Первомая

Мученики Хеймаркета

Репрессии в Чикаго положили начало целой череде кровавых событий. Спустя буквально месяц после событий на площади Хаймаркет полицейские жестоко подавили стачку трамвайных кондукторов, использовав дубинки для разгона многотысячной толпы. «Люди с раскроенными черепами расползались во все стороны», — описывала произошедшее нью-йоркская газета «Сан». 5 мая в Милуоки полиция убила 9 забастовщиков.

Тем не менее великое восстание рабочих не было безрезультатным. Около 200 тысяч человек добились сокращения рабочего дня до 8 часов. Еще 200 тысяч сумели завоевать 9 и 10-часовой рабочий день вместо 12-часового. На многих предприятиях, где продолжительность рабочего дня составляла 14−16 часов, был установлен 12-часовой день. Согласно федеральной статистике, продолжительность рабочей недели в тех отраслях, рабочие которых активно участвовали в забастовках, снизилась с 62 до 59 часов. Однако рабочему движению США предстояло пройти через многие и многие битвы, прежде чем в 1938 году 40-часовая рабочая неделя вместе с запретом детского труда и введением минимальной зарплаты стала применима к большинству трудящихся Америки.

Кстати, в 1893-м году трое оставшихся в живых задержанных были помилованы губернатором штата Иллинойс. Им было объявлено, что вся «чикагская восьмерка» была невиновна в инкриминируемом им преступлении. Позднее на их могиле воздвигнут монумент — «Мученики Хеймаркета».

Кстати, в мае, но 1896 года грандиозная забастовка, получившая название «промышленной войны», случилась и в Санкт-Петербурге (причина — невыносимые условия труда и быта текстильщиков). Там впервые отметилась РСДРП. Так что праздник Весны и Труда родился действительно можно считать родившимся из пота, крови и митингов рабочих, победивших алчных капиталистов. Из искры возгорелось пламя, с Первомаем!

https://regnum.ru/news/society/2409130.html
Tags: Интересно, США
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments