Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

Как Польша из адвоката Украины превратилась в ее обвинителя

Во времена открыто прозападной и антироссийской политики киевских властей Польша позиционировала себя как однозначного друга Украины и ее адвоката перед остальной Европой. Она же стала для Украины образцом успешного вступления в ЕС, на нее ориентировались руководство и идеологи украинской евроинтеграции.

Однако жесткая антироссийская позиция обеих стран сыграла недобрую шутку в двусторонних отношениях. Принципиальное стремление Польши оторвать Украину от России привело к созданию реальной угрозы у польских границ в виде роста националистических настроений в соседней республике. Память о Волынской резне с одной стороны и всплеск популярности идей Бандеры — с другой заставили Польшу из стана друзей Украины перейти в разряд ее прокуроров и обвинителей.



На сегодняшний день ни Польша, ни Украина не готовы отступать от своих позиций и трактовок истории.

Витольд Ващиковски еще в должности главы польского МИД в 2017 году во время интервью изданию wPolityce подал Украине абсолютно четкий сигнал: «С Бандерой в Европу вы не войдете». Для Польши данный вопрос еще более принципиален, нежели для Украины, находящейся в поиске национальной идеи: все-таки Бандера как герой приемлем только для определенной части украинских граждан.

 Польша демонстрирует последовательное сопротивление той политике памяти, которую проводят нынешние украинские власти. Еще в июле 2013 года польский Сейм в формате резолюции классифицировал Волынскую резню как геноцид польского народа. Позже, 7 июля 2016 года, Сенат выпустил специальное постановление «по вопросу увековечения памяти жертв геноцида, совершенного украинскими националистами в отношении граждан II Речи Посполитой в 1939–1945 годах». Наконец, 1 февраля этого года Польша приняла поправки к закону «Об Институте национальной памяти», болезненно воспринятые на Украине из-за запрета пропаганды бандеровской идеологии и строгих мер, которые грозят нарушителям закона.

Что характерно, принципиальная позиция в вопросах исторической памяти и в Польше, и на Украине вызвана усилением политического влияния правых сил. Эта тенденция в итоге вызывает довольно жесткое столкновение на уровне официального межгосударственного взаимодействия.



Анджей Дуда подписал закон, запрещающий пропаганду бандеровской идеологии.

Инициативу в этом столкновении все чаще проявляет именно Польша. Тем не менее, при всем стремлении надавить на Украину и всячески воспрепятствовать ее интеграции в европейском направлении Польша не может отказаться от своего антироссийского нарратива. Как страна более сильная экономически и имеющая прочные позиции в «европейской семье», Польша имеет больший потенциал для давления на соседа, однако и он лимитирован.

Ведь там, где возникает «российская угроза», появляется необходимость возвращения к интегрированию Украины, по сути, перетягиванию ее на западный фланг.

Однако помимо официального уровня взаимоотношений есть уровень более низкий, но не менее важный для анализа — обывательский. И здесь ситуация отнюдь не лучше: «взаимообмен» сожженными автобусами, акты вандализма на местах захоронений, накал страстей в польских и украинских СМИ — все это выдает сложность взаимоотношений двух обществ. Более того, все чаще проявляет себя польская тоска по былым территориям: к примеру, государственное Polskie Radio запустило целую серию передач о Львове, в том числе о довоенном, «польском» периоде его истории.



Марш независимости в Варшаве, 2017 г. Фото: twitter.com/Tomasz_Cynkier


Обывательский уровень отличается от государственного тем, что со временем становится все тяжелее переломить восприятие народа единичными политическими решениями и акциями. И чем дальше зайдет конфликт, тем сложнее будет говорить о реальном примирении поляков и украинцев.

Совместные заявления Петра Порошенко и Анджея Дуды во время мероприятий 11 июля по увековечиванию памяти жертв Волынской резни показывают, что попытки примирения на официальном уровне осуществляются крайне проблематично. Польская сторона, как и прежде, остается непоколебимой в своих оценках: Волынская резня — это геноцид поляков, совершенный украинскими националистами.

Взаимное отчуждение из-за исторического прошлого нереально преодолеть с помощью политических компромиссов: в таких случаях невозможно найти ответ, который устроил бы всех. Другой вопрос, что польская сторона имеет больше шансов добиться своей правды. Ведь при желании можно легко поднять вопрос о недопустимости героизации Бандеры и УПА на международном уровне. И сделать это можно как за счет более широкого освещения Волынской резни, так и путем акцентирования внимания на участии украинских националистов в Холокосте, в том числе на территории Польши в период ее оккупации нацистами.



Петр Порошенко и Анджей Дуда. Фото: ReutersПетр Порошенко и Анджей Дуда. Фото: Reuters

Пойдет ли Польша на столь серьезный и громкий шаг, рискуя лишиться почетного статуса защитницы Украины от «восточной угрозы»? Не станет ли это «потаканием» Кремлю в глазах самих поляков? Так или иначе, игнорирование очевидных разногласий невозможно: общество и политики не готовы идти на компромисс в вопросах исторической памяти. И если государство не примет меры, то роль вершителей судеб могут со временем взять на себя активисты из народа. Вот только сделают они это стихийно, что лишь подбросит дров в огонь взаимного непонимания двух народов. Пока же шансов убедить в правильности своей трактовки истории больше у польской стороны.

https://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/30082018-voyny-pamyati-kak-polsha-iz-advokata-ukrainy-prevratilas-v-ee-obvinitelya/
Tags: Бандера, Волынская резня, Национализм, Польша
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo ordinary_joe_1 22:56, yesterday 199
Buy for 110 tokens
В гейропе всё плохо, в сравнении с великой прекрасной Россией. globaltel, ты сам не видишь, как ты жалко выглядишь?
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments