Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

«Гибридная война» Литвы против Белоруссии 100 лет тому

Весной 1904 года царское правительство отменило запрет на литовскую печать латинским алфавитом (этот день до сих пор в Литве отмечается как День возвращения печати). Закончился век знаменитых книгонош, а снятие ограничений царской администрации привело к развитию литовского печатного дела, причем, в свет выходили не только местные издания и книги, но и, например, белорусские. И в этом плане особое место занимает фигура Мартинаса Кукты (Марцын Кухта — по-белорусски, 1875-1956), который сыграл видную роль в выпуске белорусской периодики и литературы.



"Это, наверное, самая известная личность в печатном деле на белорусском языке начала ХХ века", - утверждает белорусский историк, заведующий отделом Института истории Беларуси Академии наук РБ Андрей Унучак.

М.Кукта происходил из большой крестьянской семьи. После учебы в столице империи Санкт-Петербурге он работал наборщиком и метранпажем (верстальщиком). После снятия запрета на печать М.Кукта перебирается в Литву и при поддержке активного деятеля национального движения Пятраса Вилейшиса в 1904 году основывает типографию. В 1906 году он учредил собственную типографию с правом печатать книги на всех европейских языках. Типография располагалась сначала на нынешней улице Университето (Дворцовой в царское время), а в 1911 году переместилась на улицу Тоторю.

Есть строки знаменитого стихотворения белорусского поэта Максима Богдановича, которые он написал на закате жизни:

Ў краіне сьветлай, дзе я ўміраю
У белым доме ля сіняй бухты
Я не самотны, я кнігу маю
З друкарні пана Марціна Кухты .

Это были последние строчки поэта, написанные в Ялте весной 1917 года.



Книга М.Богдановича "Венок" была издана М.Куктой в 1913 году, но он, конечно, выпускал книги и других белорусских литераторов (Франциска Богушевича, Якуба Коласа, Тетки (Алоизы Пашкевич), печатал этнографические материалы, ноты с белорусскими песнями и танцами. В его же типографии вышла "Белорусская грамматика для школ" Бронислава Тарашкевича, создателя "таращкевицы" - варианта орфографии, являвшегося официальным до реформы белорусского языка 1933 года.

В первую очередь, М.Кукта выпускал запрещенные цензурой произведения, книги на литовском, белорусском, польском и других языках. К примеру, в его вильнюсской типографии до начала Первой мировой войны было отпечатано около 300 только литовских книг и брошюр. В его типографии были отпечатаны и первые литовские почтовые марки.

Здесь же выходили литовские периодические издания. Поэтому М.Кукта подвергался преследованиям со стороны царских властей, а потом и властей других государств, в руки которых в ходе войн переходил Вильнюс.

Так за публикацию в 1918 году Акта о независимости Литвы издатель был арестован немецкими оккупационными властями.



После того как в Вильнюс вошла польская армия, М.Кукту не оставляли в покое теперь уже польские власти. Вероятно, именно поэтому в 1924 году он вместе с полиграфическим оборудованием перебирается в Каунас, где продолжает работать до 1934 года. В Каунасе он прожил до конца своей жизни, до 1956 года.

По воспоминаниям современников, М.Кукта был очень светлым человеком, благожелательно настроенным к белорусскому движению. "Он работал как человек идейный и заинтересованный в том, чтобы белорусская мысль не остановилась в своем развитии. Абсолютное большинство издаваемой в Вильнюсе печатной продукции было издано в его типографии. Тиражи были немалые. Тираж "Венка" М.Богдановича составил 2000 экземпляров, что немало для нашей литературы", - отмечает историк.

По словам А.Унучака, в архивах "НН" есть много воспоминаний о М.Кукте, который по сути способствовал белорусскому национальному движению того времени. На "НН" несколько раз накладывался арест и для М.Кукты заниматься делом ее выпуска было не совсем безопасно, тем не менее, он это делал.

"Он предоставлял изданию кредиты, поэтому при отсутствии средств, несколько номеров могли выходить в долг. И это определяло регулярность издания, а самая большая проблема белорусских издательств была как раз с регулярностью. "НН" была первым изданием, которое выходило на протяжении 9 лет регулярно, еженедельно, 53 номера в год. За все время на обоих шрифтах вышло 1 млн. экземпляров газеты", - продолжает историк.


В то время Вильнюс, говорит А.Унучак, был многонациональным городом, поэтому сказать чьим он был — литовским, белорусским или чьим-то еще сказать трудно. К Вильнюсу белорусы и литовцы относились по-разному, у каждого из них для нынешней столицы Литвы было уготовано свое место.

"Наши деятели его считали своим городом, и первый вопрос, который стоял перед белорусами — это возрождение ВКЛ. О белорусском и литовском государстве говорить было сложно, это было новым, особенно в белорусском случае, а развить ВКЛ, как уже всем известное государство, и возродить его было главной задачей белорусов. И Вильня была для них своим городом", - говорил он.



При помощи Марии Пясецкайте-Шлапелене в Вильнюсе был создан и первый белорусский книжный магазин. Она продавала белорусские книги, пункт подписки на "НН" также находился в этом магазине. "В первые два года это фактически был единственный пункт подписки", - уточняет А.Унучак.

После оккупации белорусской территории (которую разделили на российскую и немецкую зону) в ходе Первой мировой войны, соответственно, образовалось два центра национального движения: в Минске и Вильнюсе. Но вопрос Вильнюса оставался для белорусов вопросом принципа.

"После создания национального государства в Литве и Беларуси уже возник конфликт именно в вопросе Вильно. Во второй белорусской газете "Гомон" ("Гоман" - бел.), которая печаталась в Вильно в 1916-1918 гг., писали, что возродится ВКЛ, а там уже будет видно, разделится ли оно на два государства или останется конфедерацией. Так что для белорусов возрождение ВКЛ было принципиальным вопросом", - уточняет историк и добавляет, что отпечатанные латинским шрифтом белорусские издания выходили в свет на территории Литвы до 1939 года.

Обретение Литвой независимости в 1918 году не прервало белорусско-литовских контактов, например, в Каунасе издавался журнал "Кривич" (Крывіч, Kryvič) и белорусские книги. Там же располагалось белорусское правительство в изгнании во главе с Вацлавом Ластовским.

В целом же, как отмечает А.Унучак, белорусские и литовские национальные деятели — это люди одного круга. "Если читать дневник Миколаса Рёмериса, видно, что они встречались на одних площадках. Рёмерис и братья Луцкевичи (видные деятели вильнюсского масонства, основатели ложи "Лучнасць" и издатели "НН"), например, создали даже совместные издательские проекты на русском языке - "Вечерняя газета" (на русском языке) и "Курьер Краевы" (на польском языке), чтобы познакомить читателя с идеями краевцев", - рассказывает белорусский ученый.



В "НН" постоянно печатались статьи о литовском национальном движении, поскольку для белорусского национального движения Литва была во многом примером, в том числе и в деле выпуска периодических изданий.

"Были и личные связи. Наша знаменитая поэтесса Алоиза Пашкевич была женой Стяпонаса Кайриса. Премьер-министр БНР В.Ластовский был женат на Марии Иванаускайте. Так что связи были довольно тесные", - говорит А.Унучак.

Обретение Литвой независимости поставило крест на идее белорусов о возрождении ВКЛ и в этом, говорит историк, было главное влияние этого исторического для литовского государства события.

"Во-первых, для нашего национального движения сразу встал вопрос о создании национального государства, к которому, как выяснилось, белорусы оказались не совсем готовы, поскольку наши национальные деятели были в основном выходцы из шляхты", - признается собеседник DELFI.

"Второй момент — это вопрос Вильни, что было большой травмой и отразилось на нашем национальном восприятии. Но в межвоеннй период Вильня оставалась центром белорусского национального движения в Западной Беларуси.

Третий момент — это возникновение в белорусском национальном движении литвофильского движения, участники которого надеялись, что создав свое государство, Литва поможет и Беларуси. В литовской армии в начале двадцатых годов был даже белорусский батальон. Правительству БНР дали политическое убежище, финансировали издания в Каунасе", - заключает он.

Можно проводить историческую параллель: как и в начале века, Литва и сейчас поддерживает белорусских оппозиционеров. А.Унучак с этим отчасти согласен, однако он указывает на главное отличие: "Все-так уже есть белорусское государство — это самое главное".

В 2005 году в Вильнюсе была торжественно открыта мемориальная доска, посвященная печатнику. Доска установлена на доме по ул. Тоторю, где располагалась вторая типография, после ее перемещения с нынешней улицы Университето (тогда — Дворцовая).



https://www.delfi.lt/multimedija/100-let-slitvoi/z-drukarni-pana-marcina-kuhty-belorusskoe-slovo-litovskogo-pechatnika.d?id=76360507
Tags: Белоруссия
Subscribe

Posts from This Journal “Белоруссия” Tag

promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment