Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

Развращение науки (ч. 1)

Журнал «Арео» создал 20 псевдонаучных работ, доводящих до абсурда основные тренды современности и разослал их в ведущие научные издания в соответствующих областях. Целью было доказать, что планка в современной интеллектуальной публицистике так занижена, что для права на признание достаточно идти в ногу с модой.

       "Для тех, кто уже немного знаком с проблемами идеологизированной науки, радикального скептицизма и культурного конструктивизма.



Часть 1. Введение

Мы взялись за реализацию этого проекта, чтобы изучить, понять и разоблачить реальность таких исследований недовольств, которые искажают науку. Поскольку открытый и честный разговор на темы идентичности, скажем, пола, расы и сексуальной принадлежности (и науки, которая этим занимается) почти невозможен, наша цель состояла в перезагрузке этой дискуссии. Мы надеемся, что это даст людям веские причины сказать: «Нет, я с этим не согласен. Вы говорите не от моего имени».

Наша методика, которая очень важна для увязки наших утверждений с контекстом, состоит в следующем:

— краткое изложение сути проекта с самого начала до того момента, когда нас разоблачили и мы были вынуждены предать свое исследование огласке до его завершения;

— объяснение, почему мы это сделали;

— краткое изложение проблемы и ее важности;

— подробное объяснение того, как появился наш проект;

— результаты наших исследований, включая полный перечень представленных нами работ, их выводов и соответствующих рецензий по состоянию на сегодня;

— дискуссия о значении результатов;

— краткий обзор того, что может произойти дальше.

Часть 2. Методы

Наш подход можно назвать рефлекторной этнографией в том смысле, что мы проводили исследование определенной научной культуры методом погружения в нее. Мы изучали ее результаты и совершенствовали свои представления до тех пор, пока не становились в ней «своими среди чужих».

Все наши работы отличаются странностью и несуразностью. Мы специально вносили искажения, но здесь важно признать, что они прекрасно вписались в общий фон и мало чем выделялись в той дисциплине, которую мы рассматривали. Для демонстрации этого обстоятельства нам нужно было, чтобы наши работы приняли в первую очередь важные и влиятельные научные журналы.

Цель была всегда одна: использовать имеющуюся литературу, чтобы сделать несуразную или несостоятельную идею приемлемой на самом высоком уровне интеллектуальной респектабельности в выбранной области. По этой причине каждая работа начиналась с чего-нибудь абсурдного или совершенно не этичного (или и того, и другого), что мы хотели протолкнуть. Затем мы брали существующую отрецензированную литературу, чтобы с ее помощью опубликоваться в научном издании.

Иногда мы просто придумывали какую-нибудь сумасбродную или бесчеловечную идею и начинали ее продвигать. Почему бы не написать работу о том, что мужчин надо тренировать как собак для недопущения культуры насилия? Так появилась наша работа «Парк для выгула собак». А почему бы не написать исследование с утверждением о том, что когда человек тайком мастурбирует, думая о женщине (без ее согласия, и она об этом никогда не узнает), он совершает по отношению к ней сексуальное насилие? Так мы получили исследование «Мастурбация». А почему бы не заявить, что сверхразумный искусственный интеллект потенциально опасен, поскольку его программируют мужеподобным, женоненавистническим и империалистическим, используя психоанализ автора «Франкенштейна» Мэри Шелли и Жака Лакана? Заявили — и получили работу «Феминистский искусственный интеллект». А может, выдвинуть идею о том, что жирное тело естественно, а поэтому в профессиональном бодибилдинге надо ввести новую категорию для толстяков? Почитайте «Исследование жиров», и вы поймете, что у нас получилось.

Иногда мы изучали существующие исследования недовольств, дабы понять, где и что пошло наперекосяк, а потом пытались усилить эти проблемы. Есть работа «Феминистская гляциология»? Отлично, мы ее скопируем и напишем работу о феминистской астрономии, где заявим, что астрологию феминисток и гомосексуалистов надо считать составной частью науки астрономии, на которую следует наклеить ярлык женоненавистничества. Рецензенты с большим энтузиазмом восприняли эту идею. А что, если использовать метод тематического анализа для подтасовки излюбленных интерпретаций данных? Почему бы и нет. Мы написали статью о работающих трансгендерах, где именно так и поступили. Мужчины используют «заповедники для самцов», чтобы демонстрировать там свою увядающую мужественность неприемлемым для общества образом? Нет проблем.

Мы опубликовали работу, краткое содержание которой сводится к следующему: «Исследователь гендерных проблем идет в ресторан с полуголыми официантками, дабы выяснить, зачем он нужен». Вас озадачивают общепринятые впечатления, и вы ищете этому свое объяснение? Мы сами все объяснили в своей работе «Фаллоимитатор», дав ответ на следующий вопрос: «Почему мужчины-натуралы обычно не мастурбируют путем анального проникновения, и что будет, если они начнут это делать?» Даем намек: согласно нашей статье в ведущем научном журнале «Сексуальность и культура», у мужчин в этом случае будет гораздо меньше враждебности по отношению к трансгендерам и транссексуалам, и они станут более женственными.

Мы использовали и другие методы. Например, мы подумали, не написать ли «прогрессивную статью» с предложением запретить белым мужчинам в колледжах выступать в аудитории (или сделать так, чтобы на приходящие к ним электронные письма отвечал преподаватель), а потом вдобавок ко всему заставить их сидеть на полу в цепях, чтобы они почувствовали угрызения совести и загладили свою историческую вину. Сказано — сделано. Наше предложение нашло живой отклик, и, похоже, титан феминистской философии журнал «Гипатия» отнесся к нему с большой теплотой. Перед нами встал еще один непростой вопрос: «Интересно, опубликуют ли главу из гитлеровской „Майн Кампф", если ее перепишет феминистка?» Оказалось, что ответ на него положительный, так как статью принял к публикации феминистский академический журнал «Аффилия». Продвигаясь вперед по научной стезе, мы начали осознавать, что можем творить что угодно, лишь бы это не выходило за рамки общепринятой морали и демонстрировало понимание существующей научной литературы.

Иными словами, у нас появились веские основания считать, что если мы будем правильно присваивать имеющуюся литературу и заимствовать из нее (а такое практически всегда возможно — надо только ссылаться на первоисточники), у нас появится возможность делать какие угодно модные в политическом плане заявления.

Что мы сделали?

На момент появления этой статьи у нас имеется:

— семь принятых к публикации работ, четыре из которых опубликованы онлайн. Еще три приняты, но не просмотрены (на это могут уйти месяцы);

— семь работ мы готовили к изданию, когда нам пришлось все прекратить. Две отрецензированы, поданы повторно и ожидают решения (после рецензирования работы обычно публикуют, если внесены требуемые правки. Если работу отвергают и предлагают представить заново, значит, ее могут опубликовать после существенных правок. Сразу работы принимают крайне редко). Одна работа в настоящее время находится на рецензировании в соответствующем журнале. Четыре работы подвисли, потому что после отказа в публикации у нас не было времени сделать правки и представить их повторно;

— шесть работ забракованы как негодные и не подлежащие правке;

— в результате своей выдающейся научной деятельности мы также получили четыре приглашения рецензировать другие работы. По этическим соображениям мы отказались. Пожелай мы участвовать в этом деле, у нас появилась бы невероятная возможность для проверки гипотезы о том, что научные произведения в этих областях порой искажаются в силу того, что процесс рецензирования поощряет существующую политическую и идеологическую тенденциозность;

— одна работа (о культуре насилия в собачьих парках) получила особое признание от журнала «Пол, место и культура», который является весьма авторитетным в области феминистской географии. Редакция назвала нашу работу одной из 12 ведущих статей в области феминистской географии в специальном выпуске, посвященном 25-летнему юбилею журнала.

Итог таков. Мы десять месяцев писали свои работы, в среднем выдавая по одному исследованию каждые 13 дней. Говорят, что если за семь лет написать семь работ, этого достаточно, чтобы занять место в большинстве ведущих университетов. 80% всех наших исследований прошли экспертную оценку. Это соответствует стандартному уровню отсева в 10-20%, когда работы отбраковываются без рецензирования в крупных журналах. Поэкспериментировав несколько месяцев со своими фальшивыми работами, мы улучшили этот показатель с нуля до 94,4%. Поскольку мы были вынуждены предать свое исследование огласке до его завершения, нам точно не известно, сколько работ было бы утверждено, будь у нас время просмотреть их до конца.

В наших работах используется очень низкосортная методика, в том числе самая невероятная статистика («Парк для выгула собак»), звучат не подтвержденные данными утверждения («Циснормативность», «Мужской клуб», «Фаллоимитатор») и присутствует идеологически мотивированный количественный анализ («Циснормативность», «Порно»). (Примечание: См. раздел «Работы»). Также были использованы сомнительные количественные методики, скажем, поэтические изыскания и автоэтнография (которую иногда презрительно и вполне справедливо называют «самоизучение»). В первую очередь это касается «Встреч под луной».

Во многих работах мы отстаивали весьма сомнительные с точки зрения этики подходы, скажем, обучение людей как собак («Парк для выгула собак»), наказание белых студентов за рабство из прошлого, а также требование к ним сидеть молча на полу в цепях во время занятий и делать выводы из испытываемых неудобств («Прогрессивная поза»), чествование патологического ожирения как выбора здорового образа жизни («Бодибилдинг для толстяков»), отношение к тайной мастурбации как к форме сексуального насилия над женщинами («Мастурбация») и включение в программы сверхразумного искусственного интеллекта неразумной и идеологической чепухи, чтобы потом этот интеллект правил миром («Феминистский искусственный интеллект»).

Там также присутствовало немало откровенной глупости, скажем, утверждение о тактичном ощупывании гениталий 10 тысяч собак во время беседы с владельцами на тему их сексуальной ориентации («Парк для выгула собак»), недоуменные вопросы о том, почему гетеросексуальных мужчин привлекают женщины («Хутерс»). Еще там было утверждение о том, что про феминизм можно многое узнать, если заставить четырех мужчин просмотреть в течение года тысячи часов жесткого порно, одновременно проводя с ними неоднократные тесты на бессознательные ассоциации между мужским/женским и научным/гуманитарным («Порно»).

Мы также выражали недоумение по поводу того, почему люди больше думают о гениталиях других людей, задумываясь о сексе с ними («Циснормативность»), и рекомендовали мужчинам анальное самопроникновение для того, чтобы меньше проявлять трансфобию, быть более женственными и больше думать об ужасах культуры сексуального насилия («Фаллоимитатор»). Ничто из этого (за исключением заявления Хелен Уилсон о том, что она в парке для выгула собак в Портленде зафиксировала «одно собачье изнасилование в час») не вызвало возражений и сомнений у экспертов и рецензентов, что подтверждается их оценками и рецензиями.

К концу июля 2018 года стало ясно, что нам необходимо досрочно прекратить этот проект, потому что наша работа «Парк для выгула собак» привлекла к себе невероятное внимание в социальных сетях в аккаунте Real Peer Review, который посвящен разоблачению недобросовестной научной деятельности. Появились сначала небольшие, а затем более подробные материалы журналистских расследований, авторы которых занялись нашей фиктивной ученой Хелен Уилсон и ее несуществующим институтом под названием «Антигендерная исследовательская инициатива Портленда» (PURI), и в итоге ничего не нашли.

Опубликовавший ее работу журнал «Пол, место и культура» попросил автора представить доказательства ее ученой степени и личности, а затем выразил обеспокоенность по поводу ее работы. Это вызвало еще более пристальное внимание, к делу подключилась «Уолл-cтрит джорнал», и, что еще важнее, использовать обман в рамках проекта стало неэтично. Поскольку теперь два крупных журнала и ведущие СМИ требовали от нас удостоверить личность автора, продолжение работы было бы равноценно откровенной лжи. Мы решили, что это неправильно, и что пришло время рассказать публике всю правду о нашем проекте. В начале августа мы признались во всем редакции «Уолл-cтрит джорнал» и спешно начали готовить обзор своей работы, хотя некоторые наши труды все еще довольно успешно проходили процесс рецензирования.

Часть 3. Почему мы это сделали?

Потому что мы — расисты, женофобы, ханжи, фанатики, женоненавистники, гомофобы, трансфобы, трансистерики, антропоцентристы и к тому же привилегированные, запугивающие других, крайне правые, без проблем осознающие себя гетеросексуалами белые мужчины (и одна белая женщина, которая демонстрирует свое глубокое женоненавистничество и настоятельную потребность в одобрении мужчин), решившие продемонстрировать слепую приверженность мужскому шовинизму, сохранить свои привилегии и встать на сторону ненависти?

Нет. Никоим образом. И тем не менее нас будут обвинять именно в этом, и мы представляем себе, почему.

Тем, кто не имеет отношения к науке, и особенно тем, кто сомневается в ее ценности и достоинствах, может показаться, что мы ввязались в очередную малопонятную академическую свару, никак не связанную с реальным миром. Но они ошибаются. Проблема, которую мы исследуем, имеет прямое отношение к реальному миру и к каждому в нем живущему.

Будучи либералами, мы признаем, что вы можете воспротивиться нашим доводам, указывающим на несомненные проблемы в академических исследованиях по важным вопросам, относящимся к социальной справедливости. Работающие в этих областях ученые утверждают, что являются продолжателями важнейшей деятельности движений за гражданские права, либерального феминизма и движений в защиту нетрадиционной ориентации. Авторы этих работ поднимают такие проблемы, как угнетение женщин, расовых и сексуальных меньшинств. По этой причине вы вполне можете поверить в то, что эта научная литература в основе своей качественная, правильная и основательная, пусть даже вам может показаться, что иногда исследователи перегибают палку и демонстрируют глупость.

Проведя год за этой работой, погрузившись в нее с головой и став признанными экспертами в этих областях, а также увидев разрушительные последствия такой работы, когда ею начинают пользоваться активисты и завсегдатаи социальных сетей, мы сегодня можем с полной уверенностью заявить, что она некачественная, неправильная и неосновательная. Далее, эти области исследований не продолжают важную и благородную работу движений за гражданские права. Такие ученые извращают ее, торгуют ее добрым именем и потчуют общество шарлатанским зельем, из-за которого оно болеет все сильнее. Чтобы узнать о несправедливости в обществе и суметь показать ее тем, кто о ней не подозревает или всячески отрицает, надо проводить глубокие, полноценные и скрупулезные исследования. В настоящее время эти исследования таковыми не являются, что позволяет пренебрежительно относиться и к ним, и к проблемам социальной справедливости. Это серьезная проблема, вызывающая тревогу, и мы обязаны ее решить.

В чем суть проблемы?

Мы твердо заявили, что в наших университетах существует проблема, которая быстро проникает в культуру. Этому способствует то, что суть проблемы трудно понять и ученые специально используют эмоциональные слова типа «расизм» и «женоненавистничество», которые в науке имеют несколько иной смысл, отличающийся от общеупотребительного. В своем проекте мы обозначили аспекты этой проблемы, проверили их, а потом разоблачили.

Это проблема гносеологическая, политическая, идеологическая и этическая. Она очень сильно вредит научным исследованиям в общественных и гуманитарных науках. В центре этой проблемы стоит так называемый «критический конструктивизм», а его самых отъявленных приверженцев порой называют «радикальными конструктивистами». Точно выразить суть этой проблемы сложно, и многие пытавшиеся это сделать люди старательно избегали ясных, емких и кратких формулировок. Такую сдержанность можно назвать ответственным отношением из-за сложности проблемы и ее первопричин, но в итоге такая сдержанность способствует ее сохранению.

Легче всего ее охарактеризовать так. Это широко распространенная (и ставшая почти или полностью сакральной) уверенность в том, что многие общие черты ощущений, опыта и общества являются социальным конструктом. Считается, что такие конструкты почти полностью зависят от расстановки сил между различными группами людей, которые часто объединяются по половой, расовой, сексуальной принадлежности. Считается также, что все то, что общепризнанно имеет основу в реальности, создано в результате преднамеренных и непреднамеренных махинаций влиятельных групп, желающих иметь власть над маргинализованными группами. Такое мировоззрение порождает нравственную необходимость развенчать эти конструкты.

Таких «проблематичных социальных конструктов», которые должны быть демонтированы, очень много. К наиболее общим мы отнесли следующие:

— что между мужчинами и женщинами существуют когнитивные и психологические различия, которые как минимум отчасти объясняют, почему они делают разный выбор в таких вопросах, как работа, секс и семейная жизнь;

— что так называемая «западная медицина» (хотя многие выдающиеся ученые-медики — не из западных стран) лучше традиционной медицины, духовного целительства и психотерапии;

— что либеральные культурные нормы Запада, в соответствии с которыми женщины и ЛГБТ имеют равные права со всеми остальными, с нравственной и этической точки зрения лучше незападных религиозных и культурных норм, которые такое равноправие не обеспечивают;

— что ожирение — это вредное для здоровья состояние, а не прекрасный выбор нашего организма, в не меньшей степени здоровый, но подвергающийся нападкам и критике.

Потратив год на такую работу, мы поняли, почему эти в корне неверные исследования так привлекательны, насколько они ошибочны фактически в своей основе, и как соблазнительно использовать их в сомнительных с этической точки зрения целях. Мы увидели и изучили культуру таких исследований, мы стали ее участниками и поняли, что эти исследования посредством своей культуры «доказывают» существование определенных проблем, а затем предлагают зачастую спорные, унизительные и вредные решения, без которых нам было бы намного лучше.

Нам также известно, что система коллегиальных экспертных оценок и рецензий, призванная избавлять науку от необъективности, но позволяющая этим проблемам разрастаться и обретать влияние, совершенно неадекватна в области исследований недовольств и конфликтов. Проблема не столько в самих партнерских оценках и заключениях, сколько в том, что экспертные оценки могут считаться объективными лишь тогда, когда их готовят коллективно. На смену системе скептических сдержек и противовесов, которая должна присутствовать в научном процессе, пришел устойчивый поток необъективных утверждений, еще больше сбивающий с верного курса исследования недовольств и конфликтов. Наука не должна так работать.

Это становится очевидно не сразу, потому что здесь в основном отсутствуют прямые финансовые стимулы для ученых (хотя издательства точно гребут деньги лопатой). Но это все равно вопиющая безнравственность. Таким способом политически предвзятые исследования, исходящие из крайне сомнительных предпосылок, получают законное право на жизнь, как будто это объективное знание. Затем они просачиваются в нашу культуру, потому что преподаватели, активисты и прочие цитируют и преподают эти идеологически искаженные и порочные «научные знания».

Большинство людей за всю свою жизнь не читают ни единой научной работы, получающие партнерские оценки научные журналы считаются абсолютным золотым стандартом в производстве знаний. А еще эти идеи проникают в культуру. Хороший пример — концепция «белой слабости» Робин Дианджело (Robin DiAngelo), согласно которой белые люди из-за своих привилегий становятся слабыми и уязвимыми, а сталкиваясь с трудностями, ведут себя как избалованные дети. Дианджело выдвинула эту концепцию в 2011 году в «Международном журнале критической педагогики». В 2018 году она написала книгу о слабости белых, хотя активисты к тому времени уже освоили эту концепцию и даже начали излагать ее на рекламных щитах по всему Портленду, штат Орегон.

Мы как общество должны иметь возможность полагаться на научные журналы, на ученых и университеты, которые отстаивают научную, философскую и академическую строгость и объективность (именно так поступают большинство академических журналов). Мы должны быть уверены, что жесткая позиция против искажения исследований в таких областях, как финансовые и личностные конфликты интересов, распространяется и на политическую, нравственную и идеологическую предвзятость. Мы своим проектом постарались доказать, что в настоящее время люди не могут полагаться на журналы, ученых и университеты, которые ссылаются на исследования недовольств и конфликтов или спекулируют ими. Дело в том, что такие исследования, в основе которых лежит критический конструктивизм (преемник циничной постмодернистской философии и постструктурализма), развращают научные журналы. Ситуацию надо менять.

Вот почему это важно. Но как мы дошли до этого, почему взялись за данный проект? Какими принципами мы руководствовались и почему?

Часть 4. Как возник этот план

В мае 2017 года Джеймс и Питер опубликовали статью в малоизвестном научном журнале, в которой, среди прочего, утверждали, что в принципе и чисто теоретически пенисы вызывают климатические изменения. Особого фурора эта работа не произвела, и критика в основном была оправданной и обоснованной. Это был слабый журнал, и характер публикаций в немалой степени влиял на его качество (у редакции были очень мягкие требования к рецензиям, а еще она брала с авторов плату за публикацию их работ). Статья «Концептуальный пенис» смогла доказать очень немногое о той области, на которую была в основном нацелена: академические гендерные исследования (они во многом полагаются на критический конструктивизм). Чтобы доказать больше, необходимо было провести более масштабное и тщательное исследование.

Подходя к нему, мы поставили два главных вопроса. Во-первых, правы ли мы, утверждая, что авторитетные и коллегиально рецензируемые журналы по гендерным исследованиям и смежной проблематике опубликуют явную фальшивку? Под фальшивкой мы подразумевали работы, где есть как минимум одно из нижеследующего: очевидно нелепые и возмутительные тезисы, непрофессиональные толкования, явное отсутствие научной строгости и откровенное непонимание предмета исследования. Во-вторых, если мы ошибаемся, то что они опубликуют?

Мы установили для себя три основных правила.

1) Мы сосредоточим внимание исключительно на авторитетных и первоклассных профильных журналах, где даются рецензии. Это должны быть по мере возможности лучшие в своей области издания.

2) Мы не будем платить деньги за публикацию своих работ.

3) Если в какой-то момент редактор журнала или рецензент (но не журналист!) спросит нас, не является ли написанная нами работа розыгрышем, мы сразу во всем сознаемся. Благодаря этим правилам мы обеспечивали чистоту эксперимента, делая так, что любые наши выводы относились исключительно к рассматриваемой области знаний и не были связаны с посторонней, но очень важной проблемой, которая мешает научным исследованиям: широкое распространение алчных журналов с очень низкими требованиями и стандартами. Взяв на вооружение данные правила, мы пообещали себе открыто и подробно сообщить о результатах как в случае успеха, так и в случае неудачи.

В следующем году мы при помощи «Хелен», присоединившейся к нам в сентябре 2017 года, написали 20 научных работ для журналов из тех областей, которые, на наш взгляд, в наибольшей степени поддаются влиянию исследований недовольств и конфликтов и критического конструктивизма. Полученные результаты дали почти исчерпывающие ответы на оба наших главных вопроса.

На первый вопрос мы получили ясный ответ. Правы ли мы, утверждая, что авторитетные и коллегиально рецензируемые журналы по гендерным исследованиям и смежной проблематике опубликуют явную фальшивку? Уже к ноябрю стало ясно, что ответ недвусмысленный и отрицательный. За это короткое время мы узнали, что хотя некоторые журналы могут пасть жертвой откровенной фальсификации, если она соответствует их моральным предубеждениям и предпочтительному научному жаргону, ни один авторитетный журнал по гендерным исследованиям не опубликует такую чушь, как «Концептуальный пенис». Мы были неправы, считая, что некоторые издания могут это сделать, и сказав об этом до своих попыток опубликоваться.

Что касается второго вопроса (что они опубликуют), то здесь мы получили много полезной информации об академических исследованиях обид, недовольств и конфликтов. Во-первых, придерживаясь рефлекторного этнографического подхода, стремясь получить комментарии от рецензентов, выполняя их рекомендации и требования, а также активно подыгрывая тем предубеждениям, которые, как нам было сказано, помогут нам опубликоваться, мы поднаторели не только в тех областях знаний, которые исследовали, но и в культуре, которая отдает им предпочтение. Во-вторых, мы собрали большое количество фактов и доказательств и получили достаточно специальных знаний, чтобы заявить: да, мы были правы, утверждая, что в областях, на которые влияют подходы и допущения критического конструктивизма, существует проблема необъективности.

Результаты по всем 20 работам в продолжении.

https://inosmi.ru/science/20181011/243440625.html

Tags: Интересно, Инфовойна
Subscribe

Posts from This Journal “Интересно” Tag

  • Мне сверху видно всё, ты так и знай!

    С Рамуне мы встретились в Балтупяй, где строят Veikmės Parko namai. Сейчас Рамуне работает здесь, а где будет работать потом, узнает через несколько…

  • Плоский объём скромного дасткого гения

    Датский художник HuskMitNavn создает невероятные трехмерные рисунки, используя для их создания лишь листки А4 и простую ручку. Результат поражает…

  • Первые БПЛА и Карабах

    В 1911 году американец Илмер Сперри сумел привлечь внимание представителей Военно-морских сил США идеями оснастить аэроплан радиоуправлением,…

  • Экономные британские грязнули

    Я уже не раз писал о том, что чистоплотность не является сильной стороной западноевропейцев. Не все там, конечно, ходят грязные и вонючие, но...…

  • Тайна чёрных клобуков Древней Руси

    В русских летописях встречается упоминание народа, который назван черными клобуками. Такое наименование они получили за цвет своих головных…

  • Западная Европа украла даже нашу "бабушкину кравчучку"

    Фото: Zara Складная сумка-тележка на колесах, которую в сети прозвали «бабушкиной», стала модным трендом у молодежи в 2020 году,…

  • Сверхнаглость

    Посетители южноафриканского национального парка Крюгера увидели, как сом попытался украсть собрата из пасти крокодила. На записи видно, как…

  • В женщине всё должно быть прекрасно!

    Возникали и исчезали государства, человек освоил письменность, конвейерную сборку и полеты в космос, а обнаженная грудь все еще пробивает свой путь к…

  • Она толкала полицейского грудью в руку!

    Ханжество захлестнуло западную цивилизацию. Даже не имея запрещающих законов и всячески смакуя в кино безудержное насилие, соцсети и СМИ стыдливо…

promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments